Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:32 

Еще один памятник

-Fushigi-
Пока я искала всякую информацию о памятнике "двум великим воинам", в книжке Хиджикаты Мэгуми наткнулась на нечто, мимо чего никак не могла пройти. А именно, на черновик письма племянника Хиджикаты в ответ на письмо Араи Икуноске, бывшего министра военно-морского флота республики Эдзо.
Само письмо Араи, к сожалению, не сохранилось, но тут по тексту можно себе представить, какое оно было. Ответ весь такой японский и невероятно вежливый - не каждый день простому зажиточному крестьянину приходилось отвечать на письма потомственных самураев, к тому же бывших министров... Но благодаря дяде вот пришлось.

Безусловно, я слышал Ваше громкое имя, но еще не имел чести встретиться с Вами, а потому весьма признателен, что Вы удостоили меня своим письмом.
Последние холода все не идут на убыль, и ветра не стихают, в связи с чем позвольте пожелать Вам крепкого здоровья. Было крайне приятно узнать Ваше мнение о прошедшей зиме.
Примите покорнейше тысячу благодарностей за то, что Вы соизволили прислать мне в подарок фотографию памятника воинам, павшим в битве при Хакодатэ! Меня охватило море чувств, и я сразу же поставил ее перед надгробным камнем Ёшитойо. Надеюсь, дух его в царстве теней также разделяет эту радость.
Давно следовало бы ответить на Ваше любезное письмо, но в житейской суете я до сих пор всё как-то это откладывал, Вы уж простите великодушно.
Еще позвольте сказать Вам, что Ёшитойо приходился мне дядей, то есть я всего лишь его бестолковый племянник, и не стою столь теплых слов того, кто отдавал всего себя служению вместе с ним на Востоке. Вся моя родня почтеннейше Вас благодарит.
И еще, с тех пор, как я получил Ваше уважаемое письмо, как ни взгляну на него, так мысленно оказываюсь возле Горёкаку в мае 2 года Мэйдзи, и слезы льются по щекам вместе со струями сливового дождя…
Покорнейше прошу Вас принять от меня это небольшое письмецо с выражением благодарности и пожеланием всего самого наилучшего.
Смиренно кланяюсь, с почтением к Вам

Сакуске, он же Хиджиката Хаято
3 марта
господину Араи Икуноске


Почерк у племянника гораздо разборчивей, чем у дяди, но не такой изящный:



Фотография, о которой идет речь, скорее всего не сохранилась. В книжке приводится вот эта, но написано, что она более поздняя:



Этот памятник стоит на горе Хакодатэ и по сей день.



К нему прилагается вот такая табличка:



Перевод:
Этот памятник был воздвигнут в честь Хиджикаты Тошизо, Накаджимы Сабуроске и его сыновей, которые были убиты в битве при Хакодатэ, а также прочих воинов сёгуната Токугава, павших в Северном Канто и регионе Тохоку во время войны. В седьмую годовщину их смерти, в 1875 году, при поддержке Отори Кейске и Эномото Такеаки этот камень был доставлен на корабле из Токио.
Надпись на памятнике приписывают Отори Кейске, который во время войны служил главнокомандующим армии.
С обратной стороны пьедестала начертан классический китайский стих из 16 иероглифов, который раскрывает цель создания этого монумента. Его формулировка дает понять, что люди в те дни не могли открыто молиться за души павших солдат сёгуната Токугава.
Название этого памятника, "Хэккэцу", происходит от старинного китайского изречения: "Кровь воинов, отдавших жизни за своего господина, через три года становится голубой".


Здесь есть пара неточностей: не в седьмую годовщину, а в шестую, в мае 1875 года, через несколько месяцев после указа, отменившего запрет поминать павших воинов сёгуната. И кровь не становится голубой, а превращается в яшму :)

Вот здесь довольно точно и подробно переведена статья из Вики касательно этого памятника.

Путаница возникает из-за его названия: 碧血碑 - буквально "лазурной крови памятник". Но 碧玉 - это еще и яшма, и в китайском изречении имеется в виду именно она.
Потому что даже в русскоязычной статье о яшме сказано: "В древности под яшмами понимали прозрачные цветные (преимущественно зеленые) халцедоны". Так что и на китайском, и на японском она обозначалась как "зеленый/лазурный камень". Потом смысл поменялся, а написание осталось.
Халцедоны бывают разноцветные, яшма красная, под цвет крови.
Поэтому на самом деле он "Памятник яшмовой крови".

С обратной стороны высечена вот такая надпись:



Приблизительный перевод: "В год Дракона (2 год Мэйдзи) по сути сие свершилось. На вершине горы воздвигнут сей камень в знак скорби. Мэйдзи 8 год 5 месяц".

Это, наверное, один из самых первых мемориалов, установленных сторонникам сёгуната, погибшим в войне Босин. Приятно, что Эномото и Отори об этом позаботились, и что Араи даже фотку прислал — помнили Хиджикату... Но вряд ли он там похоронен. Там покоятся тела тех, кого сразу после войны похоронили стараниями местного жителя Янагавы Кумакичи - около 800 человек.
А насчет Хиджикаты все-таки есть сведения более конкретные, но о них я расскажу в следующий раз.

@темы: фотки, республика Эзо, переводческое, исторические материалы, Хиджиката, Потомки о Хиджикате Тошизо, Бакумачные письма

URL
Комментарии
2012-09-27 в 00:21 

Кин Ри
Единственный среди нас абсолютно трезвый и адекватный, он производил потрясающее впечатление полного психа
-Fushigi-, какое письмо... красивое. Как небольшое стихотворение в прозе...
и теперь понятно, почему "Хэккецу-року" было)

2012-09-27 в 08:26 

-Fushigi-
Лэй Чин, ага, и мне понравилось )
А вот кстати, "Хэккецу-року" тоже переводят "голубая кровь" или вообще никак не переводят?

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Нюньский домик

главная